Здорово, когда есть возможность посидеть вместе с друзьями за кружечкой чая

А если добавить к чаепитию сладости и задушевные разговоры, то сразу становится теплее. Фрукты, печенье и зефир поднимают настроение, улучшают самочувствие, а иногда помогают бороться с недугом не хуже лекарств. 

Благодаря вам, добрые волшебники, у бабушек и дедушек из паллиативного отделения больницы в Красном Октябре есть возможность отдохнуть и ощутить домашний уют. Вот так здесь проводят досуг наши пациенты. 

Большое спасибо друзья, за вашу заботу. Бабушки и дедушки всегда очень радуются вашим гостинцам. 

За Дедушкой Морозом не успеть!

Только что он поздравил пациентов паллиативного отделения больницы в Красном Октябре, а сейчас на санях направляется в Томаровку 😀

Спасибо каждому доброму сердечку за подарки для бабушек и дедушек ❤

С наступающим новым годом, друзья. Будьте здоровы!

Установили настольную лампу на посте медицинских сестричек

 Светит ярко, выглядит красиво! Хорошо, что вы у нас есть, добрые волшебники. И хорошо, что помогаете ❤

Мы поедем снова в пятницу. В отделении закончился кофе и чай. Будем здорово, если сможете передать его к онам до пятницы. А к чаю отлично подойдет печенье, мягкие конфеты, мармелад и зефир. 

Задать вопросы по поездке можно по телефону: 8 952 430 81 74 — Ирина

Наша мечта постепенно становится реальностью.

Очень скоро в Белгородской области появится Изумрудный город. Спасибо большое Орлову Александру Викторовичу за веру в нас и желание помочь детям. И спасибо огромное всем, кто помогает нам его строить. Без вашей помощи было бы очень непросто. 

Белгород посетил основатель первого детского хосписа в России

Благотворительная организация «Святое Белогорье против детского рака» строит первый в регионе хоспис для больных детей. Будущий центр паллиативной помощи «Изумрудный город» появится в селе Коротком Корочанского района. У проекта появился помощник в Санкт-Петербурге – протоиерей Александр Ткаченко, основатель первого детского хосписа в России. Он прибыл в Белгород в составе делегации Общественной палаты России и посмотрел, как идут работы.

На сегодня в регионе более 500 больных детей нуждаются в паллиативной помощи. Каждому из них нужны не только медикаменты, но и серьезная психологическая поддержка и специализированный уход. Все это будет в строящемся хосписе «Изумрудный город». Совсем скоро здесь будут яркие полы и стены, светлые коридоры и просторные палаты, где смогут разместиться и родители.

«На первом этаже две двухместные палаты, на втором этаже две двухместные палаты, остальные одноместные и одна усиленного наблюдения на троих детей без родителей. Всего 19 палат», – рассказала президент фонда «Святое Белогорье против детского рака» Евгения Кондратюк.

Как идет внутренняя и фасадная отделка здания, приехал просмотреть протоиерей Александр Ткаченко, основатель первого в России детского хосписа в Санкт-Петербурге. Пройдя путь создания первого такого учреждения, зная все нюансы, трудности и подводные камни, отец Александр предложил помощь, как только узнал о проекте фонда «Святое Белогорье против детского рака». Евгения Кондратюк приняла с благодарностью советы и по разработке проекта здания до начала строительства, и по сопроводительной документации, и по юридической практике.

«Мы методически сопровождаем этот проект и разрабатываем нормативно-правовую базу, по которой это учреждение будет действовать в дальнейшем. Евгения Владимировна неоднократно приезжала в Санкт-Петербургский детский хоспис. Мы обсуждали и набор помещений и спектр услуг, которые будут оказываться здесь. Это все необходимо для того, чтобы пациент, который будет находиться здесь, и члены его семьи могли получить весь спектр услуг паллиативной помощи», – отметил протоиерей Александр Ткаченко.

Вы тоже можете помочь в том, чтобы детский хоспис «Изумрудный город» начал работу как можно скорее. Для этого достаточно отправить СМС на короткий номер 3443 с текстом «Белогорье 100», где 100 – это сумма вашего пожертвования. Она может быть любой.

Источник: ГТРК «Мир Белогорья», фото «Мир Белогорья».

В хосписе есть мужчины. Одному чуть больше сорока, другому 56. Третий — лет семидесяти, а четвёртый разменял шестой десяток.

Тот, которому чуть больше 40, лежит, в горле трубка, но разговаривает, любит чай, а с чаем печенье. Он делит палату с другими двумя. Они здесь все лежат. Не встанут больше.

Сестрички помогают сесть тому, кто разменял шестой десяток. Я сделала ему чёрный чай, а из сладостей он выбрал зефир в шоколаде. У него нет обоих ног, и каждое слово ему даётся с трудом. Но для меня он их находит. Мужчина. А мужчины они такие — через боль, но делают.

Самый старший попросил кофе. Кофеек хорошо с печеньем. Улыбается.

Тот, которому 56, ходит. Сделала ему кофе. Вместе с мужем они сели в столовой, разговаривали, ждали, когда кофе остынет — горячий не может пить. Теперь не может. У него рак. Но, когда смотришь на него — не веришь. В нем столько энергии и он как будто бы зашёл сюда проведать кого-то.

— Это здесь мне стало полегче, — говорит. Они долго так сидели, говорили о своём — мужском. Мы ждали, когда наговорятся. Наговорилсь и разошлись, мы сели в машину и уехали, а они остались там.

Мужчин видеть тяжелее мне там, чем женщин. А им как будто радостней, когда к ним приходим в гости мы и наливаем чай…

Мы поедем ещё сюда на этой неделе.
Нам очень нужны сладости:
зефир, пастила, шоколадные конфеты, мягкое печенье, диетические сладости.

Сегодня мы отвезли туда всё, что у нас было. Пожалуйста, купите в магазине на одну упаковку зефира больше, на одну упаковку чая больше и передайте мужчинам.

Она смотрит на стену и мне кажется, видит море.

Она смотрит на стену и мне кажется, видит море. Она путает меня с кем-то из её прошлого и думает, что мы знакомы. Её сын сейчас где-то на корабле рассекает морские просторы. А она здесь и мне неловко ей сказать о том, что мы не знакомы, я не была в Латвии, да и море я видела мельком.
Раньше она приезжала в столовую на коляске, а сегодня нет сил подняться с кровати. Мы говорим о море и каких-то людях, знакомых ей и, должно быть, и мне. Я понимаю, что никогда не скажу, о том что мы незнакомы. Я буду поддерживать эту беседу родных людей. Она говорит, что когда я рядом ей теплее. А я думаю о том, что здесь, на стене этой палаты обязательно должно появиться море. Оно должно расплескаться и заполнить собой эти больничные стены.

Пожалуйста, если вы пишите картины — передайте нам их. Они обязательно должны быть здесь, в Томаровской больнице.